cover

Над книгой работали

18+

Главный редактор Артем Степанов

Ответственный редактор Наталия Хоренко

Литературный редактор Юлия Ремизова

Арт-директор Алексей Богомолов

Верстка Елена Бреге

Корректоры Лев Зелексон, Елена Бреге

ООО «Манн, Иванов и Фербер»

mann-ivanov-ferber.ru

Электронная версия книги подготовлена компанией Webkniga.ru, 2017

Оглавление

Часть 1. Основные принципы общения с психами
Глава 1. Понимаем сумасшедших
Глава 2. Распознаём механизм безумия
Глава 3. Как определить образ действия иррационального человека
Глава 4. Когда говорить с сумасшедшим и когда лучше этого не делать
Часть 2. Познаём внутреннего психа
Глава 5. Распознаём внутреннего сумасшедшего
Глава 6. Сдерживаем внутреннего психа, защищаясь от атаки
Глава 7. Приходим в себя после победы сумасшедшего
Часть 3.14 способов общения с психами
Глава 8. Показать живот
Глава 9. Техника ИСР
Глава 10. Путешествие во времени
Глава 11. Глаз урагана
Глава 12. Докопаться до разочарования
Глава 13. Аквариум
Глава 14. Расщепление
Глава 15. Три П
Глава 16. Немного лести
Глава 17. Приказ о спасении
Глава 18. Противоударное повреждение
Глава 19. Решительный отказ и вежливый отказ
Глава 20. Друзья-враги
Глава 21. Я знаю, что ты скрываешь
Часть 4. Восемь способов справиться с безумием в личной жизни
Глава 22. Вы утратили чувство любви?
Глава 23. Амортизация шока
Глава 24. Имитатор
Глава 25. Ребенок А или ребенок Б?
Глава 26. «Что для тебя хуже всего?»
Глава 27. Воссоединение
Глава 28. Завершение на основе допущения
Глава 29. Четыре Н и четыре Р
Часть 5. Что делать при настоящем психическом расстройстве
Глава 30. Куда обратиться при серьезном отклонении?
Глава 31. Как убедить человека принять помощь
Глава 32. Что делать, если ваш близкий хочет покончить с собой
Глава 33. Надо было, можно было, следовало бы
Эпилог
Благодарности

Информация
от издательства

Издано с разрешения AMACOM, a division of the American Management Association, International

На русском языке публикуется впервые

Гоулстон, Марк

Как разговаривать с мудаками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни / Марк Гоулстон ; пер. с англ. И. Айзятуловой. — М. : Манн, Иванов и Фербер, 2017.

ISBN 978-5-00100-490-5

Все мы периодически сталкиваемся с людьми, с которыми конструктивный разговор невозможен. Как с ними быть? В этой книге известный психиатр и консультант Марк Гоулстон рассказывает, как выйти победителем из деструктивного общения. У него большой опыт работы с неуравновешенными людьми, позволивший ему создать курс переговорщиков для ФБР, и он знает, что традиционные методы общения и аргументации с ними не действуют. Гоулстон делится своими лучшими приемами того, как достучаться до иррациональных людей. Он прибегал к этим методам, чтобы мирить враждующих коллег и спасать браки, и вы тоже сможете воспользоваться ими, чтобы держать под контролем иррациональных людей в своей жизни.

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© 2015 Mark Goulston. Published by AMACOM, a division of the American Management Association, International, New York. All rights reserved.

© Перевод, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2017

Эту книгу хорошо дополняют:

Я слышу вас насквозь

Эффективная техника переговоров!

Марк Гоулстон

Не работайте с м*даками

И что делать, если они вокруг вас

Роберт Саттон

У них так принято

Как правильно пожимать руку, вовремя затыкаться, работать с м*даками и другие важные скиллы, которым вас никто никогда не учил

Росс Маккаммон

Как разговаривать с кем угодно

Уверенное общение любой ситуации

Марк Роудз

Mark Goulston

Talking to Crazy

How to Deal with the Irrational and Impossible People in Your Life

AMACOM
American Management Association

Марк Гоулстон

Как разговаривать с мудаками

Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни

Москва
«Манн, Иванов и Фербер»
2017

Благодарности

Написание книги способствует безумию, поэтому я хочу поблагодарить тех, кто помог мне сохранить рассудок, пока я переносил свои идеи на бумагу. Я особенно признателен Эллен Кейдин, своему редактору в издательстве Amacom. Ей удается ловко совмещать роли верного друга и жесткого критика. Я также должен отметить вклад Эрики Спельман и Луи Гринстайна, которые помогли превратить сырую рукопись в книгу. Я от души благодарю потрясающих агентов Билла Гладстона и Марго Хатчинсон.

Многие другие люди тоже заслуживают благодарности. Они поддерживали меня во время написания книги и вносили предложения, сделавшие ее лучше. Это Ирен Маджук, Розмари Карлоу, Сьюзан Зейдман, Нэнси Робертсон, Элисон Блейк, Кама Тимбрелл, Кит Феррацци, Сет Годин, полковник Том Тиррелл, генерал Марти Стил, Хавьер Амадор, Пит Линнетт, Мими Грант, Боб Келли, Дэвид Фейнберг, Джим Маццо, Билл Лиао, Дэвид Вюрт, Кен Рутковски и Джейсон Дин.

Отдельное спасибо начальнику отдела обучения Goulston Group8 Сандре Вогель и президенту Goulston Group Кингсли Смиту. Они помогли стольким историям оказаться в этой книге — и они продолжают вдохновлять меня каждый день.

Но прежде всего я должен поблагодарить свою жену Лизу, моих детей Билли, Эмили и Лорен и моих братьев Ноэля и Роберта Гоулстонов за их непрекращающуюся любовь — в болезни и в здравии.

Посвящается светлой памяти Уоррена Бенниса1, который через пять минут после знакомства со мной дал понять, что никогда не сделает мне больно. Я восхищаюсь этим качеством и стараюсь его перенять.

ЧАСТЬ 1

Основные принципы общения с психами

Чтобы достучаться до иррациональных людей, вы должны знать, почему они ведут себя таким образом.

Кроме того, вам нужно понять, почему аргументированное обсуждение и логические доводы не работают, в отличие от сочувствия и погружения в проблему.

ГЛАВА 1

Понимаем сумасшедших

Про­ра­бо­тав пси­хи­ат­ром де­сят­ки лет, я мо­гу ска­зать, что по­ни­маю безум­цев, вклю­чая глу­бо­ко боль­ных лю­дей. Что я имею в ви­ду? На­при­мер, один из мо­их па­ци­ен­тов пре­сле­до­вал Брит­ни Спирс, а дру­гой вы­прыг­нул с пя­то­го эта­жа, по­то­му что ве­рил, что уме­ет ле­тать. Еще один как-то раз по­зво­нил мне из тюрь­мы в До­ми­ни­кан­ской Рес­пуб­ли­ке и рас­ска­зал, что по­пал ту­да, со­би­ра­ясь устро­ить ре­во­лю­цию. Кро­ме то­го, я ра­бо­тал с боль­ны­ми ано­рек­си­ей, ко­то­рые ве­си­ли мень­ше 40 ки­ло­грам­мов, ге­ро­и­но­вы­ми нар­ко­ма­на­ми и боль­ны­ми ши­зо­фре­ни­ей, ис­пы­ты­ва­ю­щи­ми гал­лю­ци­на­ции. Я учил пе­ре­го­вор­щи­ков, как за­ста­вить сдать­ся одер­жи­мых убий­ства­ми тер­ро­ри­стов, взяв­ших за­лож­ни­ков. Сей­час я по­ка­зы­ваю ди­рек­то­рам и топ-ме­не­дже­рам ком­па­ний, как справ­лять­ся с людь­ми, угро­жа­ю­щи­ми биз­несу. Про­ще го­во­ря, мы с не­нор­маль­ны­ми дав­но пе­ре­шли на «ты».

Но недавно меня посетила интересная мысль: я каждый день ожидаю встретить психа, потому в этом заключается моя работа. Однако я внезапно понял, как часто вам приходится сталкиваться с безумцами — не выпрыгивающими с балконов или запугивающими Бритни Спирс, а теми, кого я называю бытовыми психами.

Озарение настигло меня, когда я отправился на встречу застройщиков и их юристов, нуждавшихся в консультации о помощи семьям в кризисной ситуации. Я ожидал скучной встречи, но их рассказы меня заворожили. Я обнаружил, что эти люди ежедневно «разговаривают с сумасшедшими» — совсем как я! Почти каждая обсуждаемая ситуация касалась клиентов, которые вели себя совершенно безумно. У этих юристов не было проблем с тем, чтобы составить завещание или создать трастовый фонд. Но они не знали, что делать, если клиент превращался в психа, — и отчаянно хотели узнать.

Вот когда до меня дошло, что все, включая вас, сталкиваются с этой проблемой. Готов спорить, что практически ежедневно вы сталкиваетесь хотя бы с одним иррациональным человеком. Например, это босс, требующий невозможного. Придирчивый родитель, агрессивный подросток, коллега-манипулятор или кричащий на вас сосед, рыдающий влюбленный или вздорный клиент с необоснованными претензиями.

Вот о чем эта книга: как вам разговаривать с психами. Кстати о слове «псих»: я понимаю, что оно звучит провокационно и неполиткорректно. Но, когда я использую его, я не имею в виду психически больных людей (хотя психические расстройства, разумеется, провоцируют безумное поведение — см. часть 5). Также я не употребляю слово «псих» для стигматизации той или иной группы людей. Потому что любой из нас в определенный момент способен вести себя как сумасшедший. Говоря «псих» или «безумец», я подразумеваю, что человек ведет себя иррационально. Есть четыре признака того, что люди, с которыми вы имеете дело, иррациональны:

1)-у них нет ясной картины мира;

2)-они говорят или делают вещи, не имеющие смысла;

3)-они принимают решения или предпринимают действия не в своих интересах;

4)-когда вы пытаетесь вернуть их на путь благоразумия, они становятся совершенно невыносимыми.

В этой книге я поделюсь своими лучшими приемами того, как достучаться до иррациональных людей. Я прибегал к этим методам, чтобы мирить враждующих коллег и спасать браки, и вы тоже сможете воспользоваться ими, чтобы держать под контролем окружающих вас людей, потерявших адекватность.

Ключ: самому стать психом

Инструменты, о которых я расскажу, при использовании требуют мужества. Потому что вы не будете просто игнорировать психов и ждать, пока они уйдут. Вы не будете спорить с ними или пытаться переубедить их. Вместо этого вам придется прочувствовать сумасшествие и начать вести себя так же.

Много лет назад кто-то объяснил мне, что делать, когда собака вцепилась вам в руку. Если довериться инстинктам и отдернуть руку, то собака вонзит зубы еще глубже. Но если вы воспользуетесь неочевидным решением и протолкнете руку глубже в глотку, собака ослабит хватку. Почему? Потому что собака захочет сглотнуть, для чего ей нужно расслабить челюсть. Тут-то вы и вытащите руку.

Похожим образом можно взаимодействовать и с иррациональными людьми. Если вы будете относиться к ним так, будто они сумасшедшие, а вы нет, они только глубже погрузятся в безумные мысли. Но если вы сами станете вести себя как псих, это резко изменит ситуацию. Вот пример.

После одного из самых отвратительных дней в моей жизни по дороге домой я сосредоточенно думал о свалившихся на меня неприятностях и вел машину на автопилоте. К несчастью для меня, все это происходило в крайне опасный для Калифорнии час пик. В какой-то момент я случайно подрезал пикап, в котором сидел здоровяк с женой. Он сердито просигналил, и я помахал рукой, чтобы показать, что приношу свои извинения. Но затем — всего пару километров спустя — я снова его подрезал.

Тогда мужчина нагнал меня и резко остановил грузовик перед моим автомобилем, заставив меня съехать на обочину. Затормозив, я увидел, как его жена отчаянно жестикулирует, прося его не выходить из машины.

Разумеется, он не обращал на нее внимания и через несколько мгновений уже оказался на дороге — под два метра ростом и весом килограммов в 140. Он резко приблизился ко мне и начал стучать по стеклу, выкрикивая ругательства.

Я был настолько ошеломлен, что даже опустил стекло, чтобы слышать его. Затем я подождал, пока он сделает паузу, чтобы после вылить на меня еще больше желчи. И когда он замолчал, чтобы перевести дыхание, я сказал ему: «У вас был когда-нибудь настолько ужасный день, что вы просто надеялись на то, что кто-то вытащит пушку, пристрелит вас и положит конец всем страданиям? Этот кто-то — вы?»

У него отвисла челюсть. «Что?» — спросил он.

До этого момента я вел себя очень глупо. Но вдруг я сделал что-то гениальное. Каким-то невероятным образом, несмотря на затуманенное сознание, я сказал именно то, что нужно.

Я не пытался договориться с этим пугающим человеком — скорее всего, вместо ответа он бы вытащил меня из автомобиля и ударил по лицу своим огромным кулаком. Я не пытался сопротивляться. Я лишь стал таким же чокнутым и ударил по нему его же оружием.

Он уставился на меня, и я снова заговорил: «Да, я серьезно. Я обычно не подрезаю людей и никогда до этого не подрезал кого-то дважды. Просто сегодня такой день, когда не имеет значения, что я делаю и кого встречаю — включая вас! — всё идет наперекосяк. Вы станете человеком, который милостиво положит конец моему существованию?»

Он немедленно изменился, успокоился и начал подбадривать меня: «Эй. Чего ты, парень, — сказал он. — Всё будет в порядке. Честно! Расслабься, у всех бывают плохие дни».

Я продолжил свою тираду: «Тебе легко говорить! Ты-то сегодня не испортил всё, к чему прикасался, в отличие от меня. Не думаю, что у меня хоть что-то станет хорошо. Ты поможешь мне?» Он с воодушевлением продолжил: «Нет, правда. Я не шучу! Всё наладится. Отдохни». Мы проговорили еще несколько минут. Потом он вернулся в грузовик, что-то сказал жене и махнул мне в зеркало, как бы говоря: «Запомни. Успокойся. Всё будет хорошо». И уехал.

Сейчас я не горжусь этой историей. Честно говоря, парень в пикапе был не единственным иррациональным человеком на дороге в тот день. Но вот к чему я клоню. Тот здоровяк мог бы отбить мне легкие. И, пожалуй, сделал бы это, если бы я попытался урезонить его или поспорить с ним. Но я встретился с ним в его реальности, где я был плохим человеком и у него были все основания ударить меня. Инстинктивно используя технику, которую я называю агрессивным подчинением (см. главу 8), я превратил его из врага в союзника меньше чем за минуту.

К счастью, моя реакция была естественной, даже в тот по-настоящему неудачный день. Это произошло потому, что я на протяжении многих лет работы психиатром ставил себя на место сумасшедших. Я делал это тысячи раз, разными способами, и я понимал, что это работает.

Более того, я знаю, что это сработает и для вас. Маска психа — это стратегия, которую вы можете использовать с любым иррациональным человеком. К примеру, чтобы поговорить:

Не важно, с каким типом бытовых психов вы имеете дело, — умение самому стать сумасшедшим позволит вам избавиться от провальных коммуникационных стратегий и достучаться до людей. В результате вы сумеете вовлечься практически в любую эмоциональную ситуацию и чувствовать себя уверенным и контролирующим всё.

Цикл благоразумия вместо политики «бей или беги»

Учтите, что вам придется сознательно вживаться в роль психа, потому что ваш организм не захочет, чтобы вы вели себя подобным образом. Когда вы общаетесь с иррациональным человеком, тело посылает вам сигналы, предупреждая об опасности. Как-нибудь обратите на это внимание и убедитесь сами: горло сжимается, пульс ускоряется, у вас начинает болеть живот или голова. Для такой физиологической реакции иногда достаточно просто назвать имя неприятного знакомого.

Это ваш мозг рептилии (см. главу 2) говорит, что вы должны атаковать или убежать. Но, если иррациональный человек — часть вашей личной или профессиональной жизни, ни одна из инстинктивных реакций не поможет решить проблему.

Я собираюсь научить вас работать с безумием совершенно иначе, используя шестиступенчатый процесс. Я называю его «циклом благоразумия» (рис. 1.1).

p018

Рис. 1.1. Цикл благоразумия

Вот что вам нужно делать на каждом этапе этого цикла.

  1. Поймите, что человек, с которым вы столкнулись, в данной ситуации не способен мыслить рационально. Осознайте, что глубокие корни его иррациональности лежат скорее в далеком (или не очень далеком) прошлом, а не в текущем моменте, поэтому сейчас вы вряд ли сможете переспорить или переубедить его.
  2. Определите modus operandi другого человека — уникальный набор действий, к которым он прибегает, будучи не в себе. Его стратегия нужна, чтобы выбить вас из равновесия, заставить вас злиться, бояться, ощущать фрустрацию или вину. Когда вы поймете образ действий, вы почувствуете себя более спокойным, сконцентрированным и контролирующим ситуацию и сможете выбрать подходящую контрстратегию.
  3. Осознайте, что безумное поведение не касается вас. Зато оно многое говорит о человеке, с которым вы имеете дело. Перестав воспринимать на свой счет его слова, вы лишите противника важного оружия. Вместе с тем используйте во время разговора нужные психологические инструменты, они удержат вас от того, чтобы впасть в безумие. Эти инструменты позволят вам избежать «захвата миндалины» — интенсивной эмоциональной реакции на внезапную угрозу. Этот термин, придуманный психологом Дэниелом Гоулманом, описывает состояние, когда миндалевидное тело — часть вашего мозга, отвечающая за формирование страха, — блокирует рациональное мышление.
  4. Поговорите с иррациональным человеком, погружаясь в мир его безумства, спокойно и предметно. Во-первых, примите за данность невиновность человека. Это значит, что вы должны верить, что на самом деле человек добр, а у его поведения есть причина. Постарайтесь не осуждать, а понять, что же стало этой причиной. Во-вторых, представьте, что вы испытываете те же эмоции: агрессию, непонимание, угрозу.
  5. Покажите, что вы союзник, а не враг: спокойно и внимательно выслушайте человека, пока он выпускает пар. Вместо того чтобы перебивать, дайте ему высказаться. Так вы удивите человека, который ждет ответного нападения, и сблизитесь с ним. Можно даже извиниться. И чем более внимательно и чутко вы будете отражать эмоции оппонента, тем скорее он сам начнет прислушиваться к вам.
  6. Когда человек успокоится, помогите ему перейти к более разумным действиям.

Эти шаги — основа большинства психологических техник, которым я научу вас (хотя возможны вариации: например, при общении с задирами, манипуляторами или психопатами).

Однако имейте в виду, что проходить цикл благоразумия с иррациональным человеком не всегда легко и весело и не всегда данная техника работает мгновенно. И, как и со всем в нашей жизни, существует риск того, что она не сработает вовсе (и есть даже вариант, что ситуация ухудшится). Но, если вы пытаетесь отчаянно достучаться до собеседника, которого трудно или вовсе нереально контролировать, этот метод, вероятно, станет наилучшим выбором.

Но, прежде чем перейти к моим методам общения с психами, я хотел бы немного поговорить о том, почему люди действуют нерационально. Сначала мы рассмотрим, что же происходит в их мозгу в настоящий момент, а затем — что случилось с ними в прошлом.

ГЛАВА 2

Распознаём механизм безумия

Чтобы успешно разговаривать с психами, вам нужно понимать, почему иррациональные люди ведут себя подобным образом. И первый шаг в этом направлении — признать, что они намного больше похожи на психов, чем вам казалось.

Выделите минутку, чтобы подумать о психически больных людях — страдающих шизофренией или бредовой депрессией. Вы понимаете, что разговоры не помогут решить проблемы этих больных? Вам же не придет в голову говорить им: «Эй, ты же понимаешь, что на самом деле не Антихрист?» или «Не так уж и плоха твоя жизнь, поэтому вынь пистолет изо рта и иди постриги газон».

Однако я думаю, что именно так вы общаетесь с бытовыми психами. Вам почему-то кажется, что вы без труда урезоните их. К примеру, вы, вероятно, используете такие фразы.

Уверен, что вы сталкивались с популярным определением сумасшедшего: это человек, который раз за разом повторяет одни и те же действия, ожидая при этом нового результата. Что ж, если вы постоянно общаетесь с психами примерно так, как я описал выше, не получая ожидаемого ответа, но надеясь на него, знайте: вообще-то вы тоже не в себе.

Почему, спросите вы? Потому что бытовое сумасшествие, как и настоящий психоз, не лечится обычными разговорами. Оно не оперирует фактами или логикой. Псих, несмотря на ваши попытки переубедить его, все равно не в силах внезапно изменить свое поведение. Безумцы не отказываются его менять, они не могут этого сделать. Большинство людей, ведущих себя иррационально, нельзя даже с большой натяжкой назвать больными, но, как и настоящие психопаты, они не способны мыслить благоразумно. Всё потому, что причиной подобного поведения является рассогласованность в мозгу (точнее говоря, в трех структурах мозга), а рассогласованный мозг не может нормально реагировать на доводы разума.

Научные основы безумия

Чтобы понимать психов, вам нужно хотя бы в общих чертах знать, как развивается сумасшествие. Сейчас я немного расскажу о работе сознания и о том, как мы сходим с ума.

Во-первых, для мышления необходимы три отдела мозга. Эти три структуры взаимосвязаны, но нередко действуют автономно. Иногда они враждуют друг с другом. Под воздействием стресса они порой теряют связь. Если стресс слишком сильный, сообщение между частями мозга всегда прекращается. И часто повторная настройка связей происходит таким образом, что иррациональные люди оказываются в ловушке сумасшествия.

Нейробиолог Пол Маклин, впервые описавший триединую, или трехчастную, модель мозга еще в 1960-х, рассказал о ней более подробно в своей книге 1990 года The Triune Brain in Evolution («Эволюция триединого мозга»). Вот краткое описание каждой структуры и ее функционала.

Эти разные части мозга развивались последовательно, поэтому и расположены они слоями, один над другим.

Когда вы рождаетесь, все три отдела мозга уже есть в вашем организме. Если вам повезет, с течением времени между ними образуются здоровые связи, которые позволяют вам координировать инстинкты выживания, эмоции и логические мыслительные процессы. В таком случае каждая из трех структур может в нужный момент взять на себя контроль за происходящим, но при этом руководить всеми процессами будет наиболее развитый эволюционно неокортекс. Я называю это триединой гибкостью. Если вы обладаете ею, вы способны подойти к ситуации с одной стороны, а при обнаружении новых обстоятельств — обдумать уже другой вариант и успешно справиться с какой-то задачей в условиях новой реальности.

Обладая триединой гибкостью, вы легко приспосабливаетесь к обстоятельствам и получаете способность справляться даже с крупными неудачами и настоящими трагедиями. Иногда вы все-таки теряете голову, когда расстройство вызывает временную рассинхронизацию трех отделов мозга, но быстро приходите в норму.

Что же происходит, если опыт ранних лет жизни привел к менее здоровому соединению частей мозга? Если родители резко критиковали вас, уже став взрослым, вы начнете мыслить примерно так: «Говорить то, что думаешь, не вполне безопасно». Если такое станет происходить часто, то вы поверите, что мир — тревожное место, и будете бояться и зажиматься не только при общении с критиком, но и с другими людьми.

Тогда ваши три отдела мозга оказываются заблокированы и объединяются только таким образом, как будто вы постоянно видите перед собой родителя, слышите критику в свой адрес и думаете, что дать неправильный ответ — небезопасно. И если, к примеру, школьный учитель задает вам вопрос, вы молчите или отвечаете: «Я не знаю». Ваш мозг оказывается в ловушке триединой ригидности, поэтому в любой ситуации, напоминающей вам о родителе-критике, ваши чувства, мысли и действия будут скатываться к одному повторяющемуся сценарию. В психологии это называется трансфером, или переносом, потому что вы переносите мысли и чувства о человеке, которого нет рядом, на того, с кем взаимодействуете здесь и сейчас.

В условиях триединой ригидности три ваших мозга оказываются объединены в реальности, далекой от той, в которой вы существуете в текущий момент. Вы начинаете ошибочно использовать старые приемы в условиях, в которых они не имеют смысла, и становитесь не способны корректировать свое поведение в будущем. Результат? Хроническое безумное поведение: вы из раза в раз повторяете одни и те же действия и рассчитываете, что новая реальность все-таки превратится в старую, где такое поведение приносило успех.

Три пути к безумию (и один — к здравомыслию)

Так как безумию предшествует дисбаланс в функционировании отдельных зон мозга, то и работать с этим состоянием нужно не извне — пытаясь урезонить иррационального человека фактами, — а изнутри. Для этого стоит разобраться с тем, как основные формы сумасшествия закладываются в наше поведение уже в ранние годы жизни.

Во-первых, существуют врожденные факторы. К примеру, если человек унаследовал гены, обуславливающие склонность к повышенному беспокойству, пессимизму, излишней эмоциональности, то его путь к безумию окажется несколько короче, чем в других случаях.

Во-вторых — и это не менее важный фактор, — детские впечатления и переживания серьезно влияют на состояние психики в последующие годы. Сейчас я приведу несколько примеров.

Жизнь — это постоянное движение в направлении неизведанного. Делая очередной шаг в неизвестность, мы сталкиваемся с проблемами, в связи с чем чувствуем то радостное возбуждение, то тревогу, а иногда и то и другое сразу. Иногда нам кажется, что мы слишком сильно оторвались от привычной и безопасной среды, вследствие чего у нас возникает сепарационная тревога.

Со временем мы учимся преодолевать подобную тревогу — и сталкиваемся с новым типом тревожности, которую называют индивидуализационной: детство уходит, и мы начинаем беспокоиться, удастся ли нам благополучно преодолеть взросление и стать успешными во взрослой жизни. Это нормальный этап психологического развития.

В этот период развития мы особенно чутки к поведению близких нам людей. Делая успешный шаг вперед, мы всегда оглядываемся назад и ждем крайне важных слов вроде «молодец, у тебя получается!». А если мы сталкиваемся с препятствием, то ждем от близких подтверждения того, что ничего страшного нет и вполне нормально отступить и попробовать еще раз. Развитие всегда реализуется как череда проб и ошибок: пара шагов вперед, потом небольшой шаг назад. Этот процесс схематично представлен на рис. 2.1.

p026

Рис. 2.1. Развитие личности

Но что если в сложный момент мы не получаем нужной поддержки? Перед лицом неизвестности мы теряем уверенность, реже добиваемся успеха, чаще ошибаемся. Получается, что после каждой пары шагов вперед мы делаем уже три шага назад. Усваивая подобную схему поведения, человек теряет способность развиваться и адаптироваться, замыкается в рамках косного триединства основных зон мозга и в результате становится в той или иной степени психом.

Существует три ошибочных пути, ведущих к безумию, и один способ сохранить рассудок. Давайте обсудим каждый из них.

Ошибка № 1: избалованность